Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Евгений Ройзман выдвигается в мэры

5 263

Коррупционеров бояться – в мэры не ходить!

Евгения Ройзмана выдвинули кандидатом в мэры Екатеринбурга на предстоящих 8-го сентября выборах. Сумеет ли оккупационная власть как-то помешать честному и порядочному человеку стать мэром одного из крупнейших городов России?...

 

Евгений Ройзман идёт в мэры Екатеринбурга

Автор – Дмитрий Колезев

Кампания по выборам главы Екатеринбурга перестала быть предсказуемой. В пятницу партия «Гражданская платформа» проведёт конференцию, на которой выдвинет Евгения Ройзмана в качестве кандидата в мэры. Это ожидаемая сенсация: о выдвижении общественника шептались давно, но до последнего момента в реальность его намерений всё равно не верили. В интервью Znak.com Ройзман объяснил, к чему он стремится, приняв решение идти на эти выборы.

– Сегодня огласили приговор Алексею Навальному. Он как-то повлиял на ваше решение? Не боитесь повторить его судьбу?

– Я – свободный человек в свободной стране и не имею права в своей стране кого-либо бояться. Я не сделал ничего плохого. Если я в своей стране буду кого-то бояться, зачем тогда мне здесь жить? Тогда надо собирать пожилых родителей, детей и уезжать. Но я не побегу, это моя страна, я тут родился и вырос. Что касается Навального, я его знаю лично, считаю его порядочным человеком и просто хорошим русским парнем. Мне больно, что так произошло. Я считаю приговор в отношении Навального несправедливым и нечестным. Это преступление и огромная ошибка. Для многих людей этот поступок власти стал точкой невозврата.

– К вашей ситуации. Я правильно понимаю, что, если вас выдвигает «Гражданская платформа», то этот вопрос согласован с Прохоровым?

– Прохоров давно, ещё с весны, говорил мне, что надо выдвигаться. Он говорит: «Ты же видишь свою ситуацию, у тебя нет выбора. Ты должен идти и стать мэром».

– Почему нет выбора?

– Я в такой ситуации давно не бывал. Близкие мне люди являются подсудимыми или находятся в розыске. Откровенно пытаются уничтожить Фонд, пытаются уничтожить нас. Мы должны показать, что с нами придётся считаться, что это наш город. Я долго держал паузу, и вопрос у меня был только один: готов ли я отдать пять лет своей жизни своему родному городу? Я стал по-другому смотреть на свой город. Я начал думать, что можно сделать, что можно поправить, что можно изменить. И ловил какие-то идеи. Окончательного решения ещё не было, но в какой-то момент я понял: готов! Мне 50 лет, у меня есть возрастной запас, я люблю свой город и готов отдать ему пять лет своей жизни. А страха у меня нет.

– Многие скажут, что это – не ваше. Городское хозяйство…

– Я когда шёл в Государственную Думу, я тоже многого не понимал. Но я умею учиться, вникать, принимать решения. Кроме того, у меня нет ни малейшей личной корысти: во-первых, я не веду никакого бизнеса, связанного с городской инфраструктурой, не занимаюсь стройкой…

– Но у вас же, наверняка, есть друзья во всех этих сферах.

– Конечно, есть, но они все равноудалены. Дальше: я никогда не интересовался бюджетными деньгами и за всю свою жизнь не потратил ни копейки бюджетных денег. Я далёк от этого. И третье, но самое главное: я очень люблю свой город, с детства люблю. Меня здесь мама маленьким за ручку водила. Я знаю здесь каждую улицу и каждый дом. Я же не в Казахстане родился, не в Кушве и не из Тюмени приехал. Я родился и вырос в Екатеринбурге. А потом, я историк и знаю город немного по-другому, понимаю его потенциал, знаю исторические заслуги и исторические проблемы города.

– Вы рассуждаете про бюджетные деньги, ещё про что-то. Но вас же, если победите, не пустят к деньгам. Вы же претендуете на пост главы города, а не сити-менеджера.

– У меня есть понимание по поводу нескольких вещей, которые нужно поменять. Одна из первых – нужно изменить эту уродливую двуглавую систему управления городом. Городу нужен единый, сильный и справедливый мэр, который будет принимать решения и отвечать за их выполнение.

– Но решение об изменении Устава должна принимать городская дума. У вас, даже если вы проведёте от «Гражданской платформы» 6-7 человек, не будет большинства. Как тогда воплощать в жизнь это изменение?

– Конечно, большинства не будет. Но кто-то будет, да и разговаривать есть с кем. И сегодняшняя городская администрация, и депутаты предыдущего созыва думы – все понимают, что необходим единый сильный мэр. Но их позиция будет зависеть от того, кто будет таким мэром. И даже если этим человеком стану не я, это всё равно нужно делать.

– Нынешняя городская власть вас не устраивает?

– Я считаю, что Якоб – хороший сити-менеджер, но к нему очень неуважительно отнеслась областная администрация. Он – трудяга, у него большой потенциал, и он способен на большее. А эти приезжие его начали пинать и разговаривать с ним, как с мальчишкой, и это люди, которые моложе его, ничем себя тут не проявили, назначенцы…

– То есть вы готовы найти общий язык с городской администрацией.

– Я многих из представителей знаю лично. С некоторыми у меня были конфликты и разногласия. Но когда касается интересов Екатеринбурга, всё личное отодвигается на второй план. Наш город – один из лучших в России, очень продвинутый, с огромным потенциалом. Это признаёт вся страна, и надо отдать должное, городская власть немало сделала для того, чтобы этого достичь. Я с этим согласен, я готов в этом помогать и поддерживать. Но есть ряд вещей, которые мне не нравятся, и с которыми я не хочу мириться.

– Например?

– Например, когда вырубают скверы или любые зелёные насаждения. Считаю, что в индустриальном городе надо сохранять каждый парк, каждое дерево, каждый куст. Имеет смысл озеленять любое свободное пространство. Нельзя застраивать парки. Вы видели, что произошло в парке Энгельса? Вырубив часть деревьев, воткнули нелепую халабуду под видом детского кафе. Это некрасиво и нехорошо, это против города и его жителей. Дальше: точечная застройка, когда во дворе убирают корт и втыкают вместо него «свечку». Представляешь, человек живёт всю жизнь, у него цветы под окном, сирень растёт. И вдруг приходят и окна в окна ставят дом, потому что кто-то решил заработать. Это недопустимо, это неуважительно. А ещё у города есть свой исторический облик, и за него надо бороться. Конечно, город должен развиваться и расти, но это должно происходить бережно и с учётом мнения жителей. Всех денег не заработаешь, в гробу карманов нет.

– Возможно, бизнесу такое заявление не понравится.

– Для бизнеса важнее хоть как-то обуздать коррупцию, которая есть и на уровне городской администрации, и на уровне силовиков. Это сразу улучшит инвестиционный климат, потому что многие просто не хотят вкладываться, видя такое вот руководство, в том числе в полиции. У меня вообще есть давняя мысль, я в своё время озвучивал её в Госдуме: начальник городской милиции должен быть избранным, как шериф. В этом случае начальник будет отчитываться перед жителями, а не перед начальниками.

– Но это же не вопрос мэра.

– А почему ты считаешь, что мэр одного из крупнейших городов страны не может этот вопрос поднимать на федеральном уровне, лоббировать его? Я понимаю эти механизмы, я знаю, как они работают.

– Вас многие горожане и воспринимают таким шерифом – типа, нигде не помогли, пойду к Ройзману за справедливостью.

– Я вообще считаю, что общение с людьми и личный приём – это основа работы для любой выборной должности. Необходимо, чтобы каждый голосовавший за тебя имел возможность к тебе подойти, в противном случае, всё это теряет смысл. И когда ты всегда на связи с людьми, никто лучше тебя не понимает проблемы города.

– Но ведь не только это. Нужны особые навыки муниципального управления.

– Я вон уже учебниками обложился, смотри (показывает на стопку книг по муниципальному менеджменту на столе). Выписал в Интернете.

– Как вы будете вести кампанию, учитывая, что вас не пустят ни в телевизор, ни на билборды? И на какие деньги?

– Как-нибудь в своём городе справимся. Люди помогут, Прохоров тоже будет помогать. Будем работать на улице. Это наш город.

– Сколько даёт Прохоров?

– Михаил сказал, что даст столько, сколько надо. Он знает, что я лишнего не попрошу и сам к этим деньгам не прикоснусь. Это только на кампанию. Он уже дал 12 млн. Мне много и не нужно. Как буду вести кампанию? Да я тут родился и вырос, прожил тут 50 лет, даже когда был депутатом, в Москву не перебирался. Я хожу по городу пешком, у меня много знакомых. Перехожу дороги – машины пропускают, сигналят многие. Я людям помогал, за многих заступался. Здесь знают, что я не боюсь встать за людей, не испугаюсь зайти в конфликт, если нужно кого-то защищать. Меня тут все знают, со всеми моими плюсами и минусами, со всей моей биографией. Каждый может ко мне подойти и сказать то, что думает.

– Мне кажется, один из ваших минусов, который может отпугнуть избирателей, – это как раз ваша конфликтность. Вы часто участвуете в конфликтах, вы далеко не осторожный «крепкий хозяйственник».

– А люди сейчас избирают не крепкого хозяйственника, они избирают председателя думы. Генерал де Голль был лучшим президентом Франции всех времён, и он был совсем не хозяйственник. А Рональд Рейган, любимый президент Америки, вообще был киноактёром. Главное – понимание задач, отношение к людям и умение работать. Правильно? А что касается конфликтности – во-первых, если ты отстаиваешь интересы людей, ты всегда будешь заходить в конфликт, это неизбежно. Но при этом у меня очень много товарищей, в том числе из крупного бизнеса, и для многих я буду, наоборот, человеком, который сыграет объединяющую роль. Многие серьёзные предприниматели готовы вкладывать деньги в свой город, но только при условии, что им будут понятны механизмы контроля этих денег.

– В чём, по-вашему, заключается роль главы города – председателя думы в нынешней конфигурации власти? Чем он занимается?

– Порунову отвели роль разрезальщика ленточек. Ну, представительские функции, цепь носить. Понятно же, что это не про меня. Задача – зайти и начать работать. Будет видно расстановку, будут понятны задачи. Знаешь, что я бы сделал первым делом? Я бы сел и объехал все больницы города, поговорил с медиками, узнал, чем можно помочь, что можно сделать. Я готов объезжать каждую улицу, смотреть дороги, я знаю, что нужно делать и как. Я пойму эти механизмы и найду, с кем разговаривать. Вообще, пойми, друзей у меня значительно больше, чем врагов. Врагов своих я знаю, но что касается города, то я понимаю: потребуются компромиссы. Я готов на них идти. Я всю жизнь так делал: с разумным человеком садился и, глядя в глаза, договаривался, какая бы сложная ситуация ни была.

– А с Куйвашевым будете договариваться?

– Договорённости могут быть разными. Если они будут в пользу города, конечно, я готов разговаривать и встречаться со всеми.

– В интервью Елене Масюк вы говорили, что ваше выдвижение или невыдвижение может быть предметом торга при общении с губернатором о судьбе Аксаны Пановой и Евгения Маленкина. Выдвигаясь, вы создаёте актив для такого торга?

– Давай честно: губернатор – не субъект ведения переговоров, не субъект принятия решений. Ты же знаешь губернатора: «Это не я, тут я не при чём, здесь не знал, а там поссориться боюсь». В этом плане с ним говорить не о чём, он не влияет на ситуацию. А если разговаривать с кем-то, то выдвинувшись, разговаривать проще, а победив – разговаривать ещё проще. Тем более и я знаю, и эти люди знают, что Аксана ни в чём не виновата, её пытаются уничтожить по ложным доносам. И то же самое с добрым Женей Маленкиным… Всё равно надо идти, решение уже принято.

– Кто ваши враги и как вам будут мешать?

– У меня нет персонифицированных врагов. Замгенпрокурора Пономарёв никогда не скажет: Ройзман – мой враг. И начальник ГУ МВД Бородин так не скажет. Потому что это просто глупо прозвучит. И Куйвашев – ну, он назначенец, к этому надо относиться, как к стихийному бедствию, сегодня есть, завтра нет, я же не обижаюсь, что дождь пошёл? Я не могу сказать, что это мои враги, и они не могут сказать, что я им враг. Кто может быть мне врагом в моём городе? Только наркоторговцы да коррупционеры.

– Но вы постоянно конфликтуете со всеми тремя перечисленными начальниками.

– Отчасти потому что я переживаю за свой город. В последние годы здесь сложилась парадоксальная ситуация: в Екатеринбурге – сильном, красивом, свободном городе – всё больше ключевых должностей занимают приезжие назначенцы. И далее, на все значимые должности они тоже ставят неместных. Губернатор – приезжий. Начальник полицейского главка – приезжий. Начальник городской полиции – приезжий. Прокурор – приезжий. Министр здравоохранения, министр финансов, министр культурывсе приезжие! Я точно знаю, что губернатор собирается провести в сити-менеджеры Екатеринбурга какого-то тюменца. Кто все эти люди? Они не собираются здесь жить. Мы же, наоборот, здесь живём и не собираемся отсюда уезжать. Это ещё одна важная причина, по которой я иду в мэры.

– Как думаете, Прохоров согласовывал ваше выдвижение с АП?

– Я полагаю, что Михаил человек взвешенный, и он, как это принято говорить на языке политиков, провёл консультации. Но я его об этом не спрашивал. Да и в любом случае: я с 1999 года слышу фразу «если ты выдвинешься, они тебя растопчут, они тебя посадят, они тебя уничтожат!..» Мне говорят: «Пойми, тебе никогда ничего не дадут выиграть!» Но я в городе ни разу не проиграл ни одних выборов, и все, кого я поддерживал, тоже побеждали. Мне говорят: нельзя лезть в политику! Поймите – я не лезу в политику, я в неё иду. Я свободный гражданин свободной страны, и у меня есть право участвовать в политической жизни своей страны и своего города. Я этим правом воспользуюсь, и никто у меня этого права не отберёт. Это то, что отличает свободного гражданина от раба.

Источник

 

Сайт «Город без наркотиков»

Сайт «Страна без наркотиков»

Книга «Город без наркотиков»

 

Зарубки на память

 

Поделиться: