Русское Агентство Новостей
Информационное агентство Русского Общественного Движения «Возрождение. Золотой Век»
RSS

Алексей Навальный и сдувшийся воздушный шарик карнавального протеста

16 июня 2017
909

Во время задержания участника несанкционированной акции на Тверской улице

Надо признать было немного не по себе, под впечатлением от знаменитого с 2013 года «евромайдана», наблюдать многие тревожные симптомы нездорового гражданского энтузиазма по поводу и без повода. Нарастало и ощущение, что наблюдающая за этим процессами власть слишком пассивна и не очень внимательна. Однако всё оказалось проще и прозаичнее: государство всерьёз занялось реализацией своего конституционного права на защиту — себя и общества.

Причём, внутриполитический блок администрации президента РФ под руководством Сергея Кириенко сделал это с «нежностью тигра», где-то разрешив и даже немного поощрив протест, а где-то, высветив симптомы скрытого зарубежного вмешательства во внутренние процессы в стране, строго-настрого запретив его.

Лидеры протеста, привыкшие к полуанонимному существованию и тому, что в виртуальном мире всемирной паутины они могут позволить себе конструировать любую, как им кажется, реальность, столкнулись с неизбежным — оффлайновой действительностью, сильно отличающейся от их, в общем, ванильных фантазий.

Расчёт был прост — повторно запугать, как им казалось уже испуганную власть настойчивыми хождениями по летним улицам, по возможности, спровоцировав жесткие полицейские действия в адрес протестного «пушечного мяса», которым на этот раз оказались подростки и юноши нежного студенческого возраста.

Надо сказать, что соответствующие установки появились в протестной среде совершенно не случайно, эти «темники» известны со времён, так сказать, «цветных революций» в европейской части бывшего Варшавского блока. А сегодня их активно использовали через «Открытую Россию» Михаила Ходорковского и группировку ФБК Алексея Навального, при активной медиа-поддержке в соцсетях и профильных либеральных псевдо-СМИ типа Medusa, «Кактус» и т. п.

После беспорядков 26 марта в воспалённом воображении лидеров протеста уже рисовались картины паники, которая должна была царить за кремлёвскими стенами в ожидании появления на улицах обеих столиц, а также ряда других городов школьников, студентов и обезоруженного их появлением ОМОНа. Однако лодка протеста, выстроенная в ладном виртуальном мире, вновь разбилась об острые края действительности.

Ни госорганы, ни остальные представители гражданского общества, не подверженные вирусу «цветной революции» и имеющие к нему устойчивый иммунитет, не запаниковали, спокойно наблюдая за развитием этой искусственно созданной ситуации нестабильности.

Была, впрочем, и особая надежда на социальный протест по поводу реновации, задуманной московскими властями, как социальной мере по улучшению жилищных условий граждан и внешнего облика столицы. Протестные лидеры даже попытались влиться в нестройные ряды противников реновации, но не преуспели — граждане Москвы, похоже, уже разобрались «ху из мистер Навальный и К°» и, попросту, не дали «снять сливки» народного возмущения. Тем более, что движение противников реновации натолкнулось на стену непонимания со стороны тех москвичей, которые настроены серьёзно улучшить свои жилищные условия. Да и московская мэрия, и Госдума пошли навстречу требованиям горожан, сделав законопроект о реновации максимально социально ориентированным.

В результате политические митинги и марши «обмелели», не помогли и интернет-заклинания в адрес школьников и студентов — разрешённый митинг 12 июня оказался под угрозой реального срыва. Проблемой организаторов на этот раз стало отсутствие качественной политической анимации, которую ожидали их новые потребители. Любой воспитатель или учитель скажет вам насколько капризна и требовательна (не к себе, конечно) стала нынешняя молодежь: градус праздника должен неизменно повышаться. При этом сами марши-митинги, благодаря их повсеместному разрешению, стали скорее рутиной, а не борьбой с властью: собрались — разошлись.

Взвешенная позиция администрации президента РФ, политика, если хотите, «кнута и пряника», на сегодняшний день, вообще не даёт организаторам протеста шанса на успешную реализацию их мероприятий. Созерцание протеста, выбор удобного момента, небольшой удар (по самолюбию, в том числе) и оппонент летит кувырком…

Идея с раскруткой известного фильма через протест, сопровождающийся вывешиванием кроссовок и «уточной» атрибутикой, была креативной, но сработало это всего лишь раз. В дальнейшем, эксплуатация всего этого реквизита делала участников похожими на идиотов. А кому же интересно, что система распознавания лиц на митингах (кстати, ещё один демотиватор для любителей похулиганить) вдруг случайно выплеснет на просторы родного для них Интернета физиономии с «утиными причиндалами»?

Относительная безнаказанность «праздника непослушания» 26 марта сменилась явным уменьшением числа участников и их радикализацией, как и предупреждали эксперты. В результате 12 июня случилось на порядок больше задержаний при гораздо меньшем составе участников. И пострадали опять, в основном, профессионально протестующие и дети, что подтвердило мнение ряда экспертов о весьма специфическом характере нынешнего протеста, который был даже поименован как особая форма «политической педофилии».

Оказалось, что страсти организаторами разогревались напрасно: тот протест, о котором они мечтали, на этот раз «слился» сам собой, в результате их собственных малоэффективных действий и усилий. А амбиции Алексея Навального, самозванного «кандидата в президенты» оказались дутыми и даже сами участники протестного движения явно разочаровались в нём и его возможностях. По сути, он для них стал как своеобразный «анфан террибль». И теперь, получив 30 суток ареста, возможно, Навальному стоит посидеть, простите за каламбур, и подумать над тактикой, взаимоотношениями со своими партнёрами по протесту и вообще о моральных принципах, которых всё-таки стоит придерживаться даже в пылу самой жаркой политической борьбы, «ложкой хайп мешая». А то, глядишь, с такой тактикой и весь протест оказался сдувшимся воздушным шариком.

 
Поделиться: